Augustine

Шохин В.К.: Новационна ли «кульпабилизация»?

* Culpa (лат.) — вина, ошибка

В завершение своей статьи, опубликованной в предыдущем номере «Вестника», И. П. Давыдов не без иронии пригласил к диалогу «христианских философов», предполагая, что предлагаемая им на основе изучения постмодернистского философствования деконструкция «цепочки» традиционных религиозных мирообъяснений (не от греховности человека к спасению, а от «заказа на спасение» к «заказу на греховность») простимулирует их — ради поддержания своей конкурентоспособности — переосмыслить свои традиционные представления. При этом он, судя по контексту, полагает, что для ответа на новейший «вызов от кульпабилизации» им придется, скорее всего, подлатать прорехи своей дряхловатой теодицеи.

На самом деле теодицея здесь особенно ни при чем, так как «кульпабилизация» метит во вторую очередь в Бога, а в первую — в саму религию, которая трактуется здесь как способ манипуляции всех «жреческих корпораций» с совестью и сознанием порабощаемых ими людей через внушение им мифов о спасении и будущем воздаянии, которые, соответственно, требуют признания ими своего нынешнего бедственного духовного состояния. Не отвечая за всех теистов, предположу от себя лично, что «нейтрализация» этого нового «вызова» может прийти с той стороны, откуда Давыдов ее вряд ли ожидает, — через рассмотрение самой новационности рекомендуемой им теории.

Collapse )

(no subject)

Бл. Августин, сокрушаясь в первых книгах "Исповеди", о грехах своей юности довольно своеобразно, с точки зрения привычных для нас оценок, выстраивает иерархию. Не слишком задерживаясь на блудном грехе, где ему, как можно понять, было в чем каяться и немало, он посвящает целую большую главу проступку, которы
й сейчас, мне кажется, большинством христиан, включая и иереев, вообще бы не был отмечен. Он и еще несколько отроков залезли в чужой сад и обтрясли грушу - из чистого озорства, не от голода.
Августин сам же и объясняет, почему именно этот грех особенно тяготит его душу: тем именно, что (в отличие от того же блуда) не удовлетворял никакой потребности. Два мотива он выделяет - желание выглядеть крутым и тягу к самому преступлению...
У меня к этому шкалированию грехов возникли две параллели.
Одна - услышанное от друга-старообрядца. У них принято делить грехи на естественные и противоестественные. Первые - это нарушения меры в том, что, если в меру, вовсе и не грех, а то и добродетель. К ним, скажем, относятся обжорство, пьянство и тот же блуд. А вот курение - грех противоественный и - нет ему оправдания!
А в торая пришла на ум, когда мой собеседник-оппонент подивился тому, что я, случается, нахожу не оправдание, но смягчающие обстоятельства случаям жестокости и насилия (на войне, скажем), а нетерпимо отношусь к словесному кощунственному глумлению. Как же так? Тут всего лишь слова, бла-бла, а там - больно же! Это так. Но по неопровержимой логике Августина в одном случае есть хоть какая-то причина, а в другом - зло ради зла.
Monk

Св. Силуан Афонский о непререкаемой радости Царства Небесного (2)

Адам знал Бога и рай, и по падении слезно искал Его.

– «О, Адам, отец наш, скажи нам, сынам твоим, о Господе. Твоя душа знала Бога на земле, знала и рай, и сладость его и веселие, и ныне ты живешь на небесах и видишь славу Господню. Скажи нам, как прославляется Господь наш за Свои страдания, и как поются песни на небесах, и коль сладки эти песни, ибо поются они Духом Святым.

Скажи нам о славе Господней, и сколь милостив Он, и как любит Он Свое создание.

Скажи нам и о Пресвятой Богородице. Как Она величается на небесах и какими песнями ублажается.

Скажи нам, как радуются там Святые, и как сияют они от благодати; как любят они Господа, и в каком смирении предстоят они Богу.

О, Адам, утешь и обрадуй наши скорбные души. Расскажи нам, что видишь ты на небесах?.. Что же ты молчишь?.. Ведь вся земля скорбит... Или ты от любви Божией не можешь и вспомнить про нас?

Или ты видишь Богородицу во славе, и не можешь оторваться от видения, и не хочешь нам скорбящим слово ласки сказать, чтобы мы забыли горе на земле?

О, Адам, отец наш, ты же видишь скорбь сынов твоих на земле. Что же ты молчишь?»

Говорит Адам:

– «Дети мои, не трогайте меня. Я не могу оторваться от любви Божией и говорить с вами. Душа моя уязвлена любовью Господней и веселится о красоте Его, и как могу я помнить землю? Живущие пред Лицем Владыки не могут помышлять земное».

– «О, Адам, отец наш, оставил ты нас, сирот твоих. А ведь мы в горе на земле. Скажи нам, что делать, чтобы угодить Богу? Посмотри на чад твоих, рассеянных по земле, рассеянных умом своим. Многие забывают Бога, во тьме живут и идут в пропасти ада».

– «Не беспокойте меня. Я вижу Божию Матерь во славе, и как могу я оторваться и говорить с вами? Я вижу святых Пророков и Апостолов; и все они похожи на Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия.

Я хожу по райским садам и всюду вижу славу Господню, ибо Господь во мне и сделал меня подобным Себе. Так прославляет Господь человека, что творит его подобным Себе».

– «О, Адам, ведь мы дети твои. Скажи нам, скорбящим на земле, как унаследовать рай, чтобы и мы, подобно тебе, видели славу Господню.

Душа наша скучает о Господе, ты же на небесах живешь и радуешься славе Господней. Молим тебя, – утеши нас».

– «Что вопиете ко мне, дети мои? Господь любит вас и дал вам заповеди. Соблюдайте их, любите друг друга, и обрящете покой в Боге. Кайтесь на всякий час в прегрешениях своих, чтобы могли мы встретить Господа.

Господь сказал: «Любящие Мя – люблю, и прославляющие Мя – прославлю».

«О, Адам, молись за нас, детей твоих. От многих скорбей печальна душа наша».


Источник: Софроний (Сахаров), архим. «Старец Силуан Афонский». Часть II, Глава XVIII.

Monk

Св. Силуан Афонский о непререкаемой радости Царства Небесного

Один послушник у нас на Афоне, в Русском Пантелеимоновском Монастыре привык непрестанно молиться Богу, дабы простил ему грехи. И стал он рассуждать о Царствии Небесном, и думал: «Я, быть может, спасусь, если буду усердно просить Бога, чтобы простил Он мне грехи, но если в раю я не увижу своих родителей, то буду о них скорбеть, ибо я их люблю. Какой же это будет для меня рай, если я буду там скорбеть за своих родных, которые, быть может, находятся во аде?»

Сей грешный послушник думал о Царстве Небесном: «как на земле не весел бывает праздник, если нет родителей или родных, так и в раю, если не буду видеть родных, которых я люблю, то буду скорбеть».

Так думал он с полгода. И в один день, во время вечерни, послушник возвел глаза свои на икону Спасителя, и немного молился, пять слов:

«Господи, Иисусе Христе, помилуй мя грешного», и видит икона стала живым Спасителем, и наполнилась душа и тело послушника неизреченной сладости, и душа Духом Святым познала Господа нашего Иисуса Христа, и Господь милостив, и красоты и кротости неизреченной, и вразумилась душа, что от любви Божией не может человек помнить ни про кого, и с тех пор горит душа его любовью ко Господу.


Источник: Софроний (Сахаров), архим. «Старец Силуан Афонский». Часть II, Глава XIX.

Celtic Cross

Опыт теодицеи

1. «Если Бог есть Творец, то Он творит и зло?» 

С христианской точки зрения зло – это такое личное направление воли и действий естественных свойств разумного свободного существа (человека или ангела), которые противостоят воле Божией и Его естественным свойствам. Почему? Потому что Бог благ по Своему естеству. Можно сказать, что добро или благо выражает (но не исчерпывает) божественное естество. Для Бога быть благим естественно, как огню естественно греть, свету освещать, квадрату быть квадратным. Это неотъемлемое свойство Бога. Бог совершенен в добре и свободен в добре. Поэтому говорить, что Бог совершает зло – противоречиво: 1 ≠ - 1. 

Итак, Богу невозможно совершить зло, поскольку зло это противление Богу. И по той причине, что Бог по благой воле Своей сотворил мир ex nihilo («из ничего»), то существуют только Бог и то, что Он сотворил (которое «хорошо весьма» (Быт. 1:31)), а отсюда следует, что зло не обладает существованием в субстанциальном смысле, то есть нет сущности зла, природы зла, естества зла. Зла не существует. Зло противоестественно. Оно лишь паразитирует на том, что естественно. Зло это умаление естественного добра, и оно подлинно возможно только в тварном разумном существе, которым человек и является (см. п.3). 

2. «Если Богу невозможно сотворить зло, то почему Он именуется Всемогущим?» 

Если речь о том, что́ христиане говорят о Божием всемогуществе, то следует обращать внимание и на то, что́ они имеют ввиду под божественным всемогуществом.

Collapse )
Celtic Cross

Замечание от профессора Катанского А.Л.

Законы действия благодати [у св. Василия Великого] выражены в следующих словах. «Благодать Духа, подобно силе искусства... хотя всегда пребывает в достойных, но в случае только нужды действует или в пророчествах, или исцелениях, или в других действиях сил» [1]. «Она может приближаться или удаляться... хотя в принявших ее, по причине твердого их расположения к добру, нередко она остается и долгое время» [2]. Впрочем, «Дух, хотя не имеет общения с недостойными, однако, по-видимому, сопребывает некоторым образом с однажды запечатленными, ожидая их спасения по обращении» [3]. Последнее замечание имеет большую важность, представляя теоретическое основание для учения о неповторяемости крещения.

***

[1] De Spir. s. c. XXVI n. 61. ἀεἴ μἐν συμπαρέστι τοἴς ἀξἰοις, ἐνεργεἴ δἐ ϰατἀ χρείαν.

[2] Ibid. n. 63. ὅπου δἐ προσγινέσϑαί ή ὰπʼ αύτοὐ χάρις ϰαἰ πάλιν ὰπογίνεσιϑαι... ϰἄν τοἴς δεξαμένοις πολλάϰίς διὰ τὸ ἐδραἴον τῆς περἰ τὸ ϰαλὸν διαϑέσεως ή ὰπ’ αὐτοῦ χάρις διαρϰὴς παραμένι.

[3] Ibid. c. XVI n. 40. Νῦν μἐν γἀρ, εἰ ϰαἰ μὴ ἀναϰέϰραταί τοἴς ἀναξ οις ἀλλ οὖν παρεἴναι δοϰεἴ τοἴ, ἄπαξ σφραγισμένοις. τὴν ἐπιστροφὴς σωτηρίαν αὐτῶν ἀναμαίνον.

Источник: Катанский А.Л., проф. Учение о благодати Божией в творениях древних св. отцов и учителей Церкви до блаженного Августина.

Celtic Cross

Митрополит Сергий (Страгородский) и вопрос о границах Церкви в свете практики чиноприемов

Проблематика относительно границ Церкви немало связана с вопросом о чиноприемах. Как известно, в Православной Церкви есть три способа чиноприема для приходящих из ереси или раскола: 1) через крещение, 2) через миропомазание, 3) через покаяние. Что касается священства, то при переходе в Православие сан либо сохраняется, либо нет. Первый и главный вопрос сводится не к тому, кого и как Церковь принимает в общение с собой, а к тому – почему Церковь принимает тем или иным видом чиноприема? Вопрос этот, начиная с начала XX в., стал особо актуален. Митрополит Сергий (Страгородский) стал одним из тех церковных деятелей и богословов, кто принял в дискуссии вокруг данной проблемы непосредственное участие.

Collapse )
Augustine

Какой нам свободы хочется?

Не нравятся молитвенные правила, не нравятся посты, не нравятся запреты. Мол, иудейство? В общем, было бы достаточно задаться вопросом, а насколько мы компетентны судить о том, что Церковь определила для благочестия. Но это, понятное дело, воспринимается уже как за ничего не значащее. Такие аргументы давно бесполезны. 

Поэтому стало принято апеллировать к самому Апостолу, например: «Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений: "не прикасайся", "не вкушай", "не дотрагивайся"» (Кол. 2:20-21). Но чтобы апеллировать к выражению: «для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений», – для начала необходимо ответить себе на вопрос: умерли ли мы со Христом для стихий (законов) этого мира?

Разве Павел не говорит, что Закон для живущих по плоти (κατὰ σάρκα), а Евангелие для живущих по духу (κατὰ πνεῦμα)? У Павла красной нитью через все его послания проходит мысль, что умереть для Закона (правил, постов, запретов и т.д.) означает жить для Христа (без греха, свято, в любви).

«Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные — жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его. А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности» (Рим. 8:6-10) 

«...если только Дух Божий живет в вас». У Павла очень высокий нравственный идеал. Он буквально требует, чтобы мы жили без греха, а иначе — мы не Христовы. Иначе никакое Евангелие нас не оправдает. 

«Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1Кор. 6:20). 

«Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха? Никак. Ибо если я снова созидаю, что разрушил, то сам себя делаю преступником. Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога» (Гал. 2:17-19); «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5:13) — а здесь Павел говорит о том, что мы не для того становимся свободными, чтобы потакать своим похотям. 

Если Церковь стала вводить правила, посты и запреты, якобы вернувшись в "законничество", то увы нам — людям Церкви, а не Церкви как таковой. Собственно, для того, например, молитвенные правила и ввели, чтобы люди хоть как-то молиться начали. 

При всем том, Павел отнюдь не отрицал дела подвига: «Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5:24). 

Поэтому, прежде чем сетовать и ссылаться на подобные места из Апостола, необходимо понять, не попутали ли мы деятельную свободу во Христе со вседозволенностью во грехе? Какой нам свободы хочется?


Celtic Cross

Читал прп. Исаака, вспомнил блж. Августина

Блаженный Августин пишет: «Он [Бог] считает проступки наши; ищет, в чем бы обвинить, и ничего не находит в Том, в Ком мы победили» (Исповедь. Книга 9, Глава 13 (36)).

Преподобный Исаак Сирин пишет: «Спасения нашего Он ищет, а не причин для того, чтобы мучить нас» (О божественных тайнах и о духовной жизни. Беседа 40 (12)).

Допустимо ожидать, что кто-нибудь не преминул бы возможностью упрекнуть лишний раз блж. Августина за «западный юридизм» и сопоставить его с «восточным человеколюбием» прп. Исаака Сирина.

Но на деле никакого противоречия нет, если прежде чем подумать плохо, подумать хорошо. А хорошо подумать это рассмотреть предмет исследования с разных точек зрения. Вряд ли блж. Августин не согласился бы с прп. Исааком, поскольку только акцентирует внимание на том, что́ Христос совершил и какие это принесло плоды — оправдание и прощение человека. А прп. Исаак пишет о том, что́ именно явилось причиной свершения Христова — желание спасения человека. Одно — следствие, другое — причина. И никаких противоречий.